Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница

Однако эти живые метафоры не могут раскрыть достаточно ясно, что же в действительности делает проповедник, когда размышляет над текстом. Я бы сказал, что он задает вопросы тексту, причем два самых важных. Первый вопрос: «Каков смысл текста?», или лучше: «Каким был его смысл в то время, когда этот текст впервые был произнесен или записан», потому что, как правильно подчеркивает Е.Д. Хирш, «текст значит то, что имел ввиду его автор». Отсюда явствует, что мы не должны пренебрегать рассмотрением исторического и географического контекста нашего текста, его культурного окружения, рассмотрением его слов и образов, а также мыслей и намерений его автора. Сто же он Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница имел ввиду? Что он стремился утвердить или осудить, на что надеялся и чего требовал?

Второй вопрос к тексту: «Что он говорит нам?», то есть каково его современное содержание? Как он обращен к нам сегодня? Этот вопрос отличен от первого. Задавая его, мы «наводим мосты» между древним Словом и современным миром, переводим текст Писания на язык современной культуры. Важно понимать как различие этих вопросов, так и их единство. Раскрытие первоначального исторического значения текста имеет чисто академический интерес, если мы не переходим к выявлению его современного содержания или как некоторые теологи предпочитают говорить, его «актуальной значимости». Однако сразу же искать современное Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница содержание текста, не потратив сил на раскрытие его первоначального значения, значит идти незаконным кратчайшим путем. Это равносильно оскорблению Бога (пренебрежение путем, выбранным самим Богом для Его самооткровения в конкретной исторической и культурной ситуации), извращению Его Слова (отношение к нему как к компилятивному сборнику или книге магических заклинаний) и ведению Его народа по ложному пути (запутывая его в понимании Писания). Задавая эти два вопроса тексту, учитывая его первоначальное значение и современное содержание, нам, возможно, придется обратиться за помощью к словарю, указателю библейских изречений или комментариям. Они смогут уберечь нас от ложного толкования теста, разъяснить его и активизировать наше Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница размышление о нем. Но они никогда не смогут стать больше, чем просто вспомогательные средства. Они никак не заменяют нашей непосредственной, личной встречи с текстом, когда мы подвергали его «перекрестному допросу, а он, в свою очередь, - нас. Более того, после нескольких лет изучения Библии мы уже никогда не подойдем к тексту как к совершенно незнакомому, а воспримем его в свете нашего предыдущего размышления.



Все это время мы будем молиться, смиренно взывая к Богу, чтобы Он просветил нас Духом истины. Мы будем повторять мольбу Моисея: «Покажи мне славу Твою» (Исх. 13:18) и Самуила: «Говори, Господи, ибо слышит раб Твой» (1Цар. 3:9-10).

Христианская медитация отличается от Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница других видов размышления тем, что она является сочетанием познания и молитвы. Некоторые проповедники очень старательны в учении. Их стол буквально завален богословскими книгами, и они полностью отдаются толкованию текста, но вряд ли когда-нибудь молятся о Божием свете. А другие - весьма прилежны в молитве, но почти никогда не занимаются каким-либо серьезным изучением предмета. Мы не должны разъединять то, что Бог соединил. Что касается меня, я всегда считал полезным столь долго готовиться к проповеди, сколько долго мог стоять на коленях с открытой перед собой Библией в ее молитвенном изучении. И не потому, что я фанатик Библии и Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница поклоняюсь ей, а потому что я поклоняюсь Богу в Библии и хочу смириться перед Ним и Его откровением и даже во время изучения текста горячо молиться, чтобы Он просветил очи сердца моего (Еф. 1:18).

Превосходный пример этого сочетания молитвы и изучения дает ветхозаветный пророк Даниил. «Сообразив по книгам число лет», по истечении которых Иерусалим будет опустошен, он обратил лицо свое к Господу Богу «с молитвою и мольбою в посте и вретище и пепле». Затем, когда он еще молился, Гавриил вошел к нему и сказал: «Даниил! теперь я исшел, чтобы научить тебя разумению..» (Дан. 9:1-3, 20-23). и было еще одно видение мужа Даниилу Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница, когда тот коснулся его и сказал: «Не бойся, Даниил, с первого дня как ты расположил сердце свое, чтобы достигнуть разумения, и смирить себя перед Богом твоим, слова твои услышаны... (Дан. 10:1-14). Аналогичный пример дают в Новом Завете слова ап. Павла Тимофею: «Разумей, что я говорю. Да даст тебе Господь разумение во всем» (2Тим. 2:7). В обоих случаях, с одной стороны, мы имеем чтение книг, серьезное размышление и стремление ума к разумению, а с другой стороны, смирение в молитве и вере. И только в ответ на размышление и молитву было дано желанное понимание. Как писал Дейл, цитируя одного старинного английского писателя, «труд без молитвы Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница - атеизм, а молитва без труда - самонадеянность».

Не стоит и говорить, что во время этого молитвенного изучения, называемого «медитацией», мы записываем, хотя и бессистемно, приходящие на ум мысли. Меня часто спрашивают: «Как долго продолжается этот период?» «Столь долго, сколь это необходимо», - единственный ответ, который я могу дать. Нет средства, которое могло бы сэкономить время, проведенное над текстом. Сидите над ним столько, сколько это необходимо. Продолжайте исследовать цветок, пока есть нектар. Продолжайте сосать апельсин, пока не высосете его.

До сих пор я исходил из того, что изучение текста - дело глубоко личное и индивидуальное. Однако бывают случаи и совместной подготовки проповедей Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница. Епископ Лесли Ньюбигин описывал мне эксперимент, проведенный им в Мадрасской епархии, Южная Индия, когда он был там епископом: «Раз в месяц группа пасторов собиралась на полдня или на весь день». Они начинали с основательного экзегетического изучения отрывков, выбранных для ближайшей воскресной проповеди». Это происходило как на пленарных заседаниях, так и в рабочих группах; четыре или пять групп подготавливали планы каждой воскресной проповеди текущего месяца. «Затем эти планы представлялись на пленарные заседания комментариев, критических замечаний и обсуждений». Обычно тексты для воскресных проповедей выбирались из сборника библейских чтений, изданного Церковью Южной Индии. «Однако в некоторых случаях, особенно когда в церковной Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница или общественной жизни происходило что-то очень важное, группы собирались в поисках правильного христианского ответа на возникшую ситуацию и решали, какие отрывки из Писания наиболее подходят для ближайшего воскресного богослужения».

В заключение епископ Ньюбигин заметил, что хотя «потом каждый шел домой готовить свою собственную проповедь, эти совместные занятия давали уверенность, что в них было больше пищи для размышления, чем в каком-либо ином случае».

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОСНОВНОЙ МЫСЛИ

Когда в молитве и изучении мы продолжаем размышлять и бегло записывать все многообразие рождающихся идей, мы должны искать основную мысль текста. Мы должны размышлять до тех пор, пока она не проявится и не прояснится. Почему?

Во Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница-первых, в каждом тексте есть главная тема. Если (как мы показали в 3-й главе) Бог обращается к нам через сказанное им в Писании, то необходимо спросить себя: «Что же Он нам говорит, что главное в Его словах?» Я не отрицаю, что могут существовать несколько обоснованных толкований текста и что мы можем извлечь из него различные уроки, но я утверждаю, однако, что каждый текст имеет основную опору. И мы должны обладать целостным взглядом, чтобы увидеть это и устоять против искушения подчинить смысл текста собственному «я». Например, вполне допустимо, основываясь на притче о добром самарянине, учить о том, что истинная любовь Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница всегда выражается в жертвенном и созидательном служении, однако основным ядром притчи Иисуса является тот поразительный факт, что самарянин, этот презираемый всеми изгой, сделал то, чего не захотели сделать два верующих иудея. Следовательно, невозможно точно истолковать притчу, не акцентируя внимания на этом этническом моменте и предполагаемой критике всех религий, которые, несмотря на всю свою ортодоксию, остаются неискренними, ибо лишены любви.

Опять же можно учить об определенных истинах, основываясь на 8-м стихе 5-й главы Послания к Римлянам: «Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками». Мы можем проповедовать о Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница греховности человека, смерти Христа или о любви Бога, так как обо всем этом упоминается в данном стихе. Но основная мысль текста заключена в том, что смерть Христа за таких грешников как мы, является «доказательством Его любви к нам» (NEB). Поэтому проповедь на 8-й стих 5-й главы Послания к римлянам должна идти под идеей того, «как Бог доказывает Свою любовь», но кроме того она должна соотнести объективное доказательство этого, явленное через Христа (Его распятие, стих 8-й), с субъективным опытом, рождающимся в нас посредством Духа Святого (стих 5-й: «потому что любовь Божия изливается в сердца наши Духом Святым»).

Кроме того Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница, есть еще одна причина, почему необходимо выделять в каждом тексте основную мысль: ведь одним из характерных отличий проповеди от лекции является то, что ей цель - донести только одну главную идею.

Обычно считается, что студенты делают во время лекции многочисленные записи, которые затем просматривают и перерабатывают. Это позволяет ректору свободно переходить от одного вопроса к другом, затрагивать широкий круг проблем и даже отступать от основной темы лекции. Эксцентрические отступления рассеянного профессора - одно из главных удовольствий его послушать; кроме того, его материал можно найти непосредственно в книгах. Однако проповедь - совсем другое. Правда, в некоторых общинах во время проповеди ведутся записи, в Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница других - предоставляются копии конспектов и даже магнитофонные кассеты. И то и другое - полезно в качестве вспомогательного средства для запоминания, хотя все же эту практику следует считать исключительной, к тому же она может оказаться и вредной, если люди перестанут слушать проповеди, рассчитывая когда-то потом изучать записи или прослушать магнитофонную кассету. Проповедь же, как живое слово Божие к Его народу, должна оказывать на людей немедленное воздействие. Пусть они не запомнят подробностей - мы не должны стремиться к этому. Но люди должны запомнит основную мысль, потому что все детали проповеди ориентированы на то, чтобы помочь слушателям понять ее идею и почувствовать ее силу.

Я думаю Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница, что все знатоки проповеднического искусства согласятся с этим. Раньше основная мысль обычно называлась «постулатом», и проповедники стремились доказать его. «Я думаю, что каждая проповедь, - сказал Чарльз Симьен, - должна быть чем-то вроде телескопа, направленного только на один объект». Вот как он выражает суть своего метода в предисловии к «Horae Homileticae»: «Возможно небесполезно было бы показать метод формирования этих бесед. Как только выбрана тема, следует первый же вопрос: «Какова основная цель и значение текста?» (Я прошу каждого молодого священника особенно запомнить это).

«Когда основное значение текста выявлено, - продолжает Чарльз Симьен, - следующая ступень - выразить его «категорическим постулатом»; сделать Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница это - вот в чем секрет всех проповедей». В декабре 1821 г., в анонимной статье «Христианского обозревателя» Симьен подчеркивал практическое значение метода, рассчитанного на упрочение истины в сознании людей: «Сведите ваш текст к простому постулату, сделайте его канвой, а с самом текстом обращайтесь как с тканью, раскрывая основную идею за счет многообразия слов и выражения, содержащих ее в себе. Старайтесь буквально ввинчивать каждое слово в сознание ваших слушателей. Мы недаром используем это сравнение, так как хорошо завернутый винт создает такую механическую прочность, что едва ли какая сила способна его вырвать».

«Ввинчивайте истину в их умы,» - писал и Ричард Бакстер. А Джуетт Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница продолжал: «Я убежден, что проповедь не готова до тех пор, пока мы не выразили ее тему в кратких, полных смысла предложениях, ясных как кристалл. Я считаю, что поиск таких лаконичных и ясных предложений - самый тяжелый, изнуряющий, но и наиболее плодотворный труд в моей подготовке. Я думаю, что никакую проповедь нельзя читать и даже записывать пока не появятся эти слова, чистые светлые, как луна на безоблачном небе».

Профессор Иэн Пит-Ватсон говорит то же самое: «Каждая проповедь должна быть безжалостно подчинена одной теме. Это первое и важнейшее требование!»

Когда тайна текста раскрыта и основная тема проповеди стала ясна, мы должны мысленно Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница выстроить всю службу вокруг нее. Хотя, несомненно, уже начало службы может более общим образом выражать покаяние и хвалу, и хотя молитвы о заступничестве вбирают в себя много тревог и за мир, и за Церковь, и за всех нуждающихся, уже в этой части богослужения полезно начать готовить умы и сердца прихожан к восприятию темы проповеди. Конечно, два предстоящих чтения, а также песнопение, выражающее нашу молитву перед проповедью, и песнопение. выражающее наш отклик после нее, должны соотноситься с общим характером богослужения. Мы не должны бояться ни простоты, ни повторения. Дополнительный урок мы можем получить из негритянской религиозной практики в США. Доктор Генри Митчелл Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница проводит интересную параллель между негритянскими песнопениями и «неторопливым стилем негритянской проповеди»: «Негритянская проповедь и негритянские духовные гимны - это двоюродные братья. Что касается песнопения, то вся песня строится на очень небольшой словесной основе. Часто повторяющиеся хоровые припевы состоят всего из четырех слов: «Помни меня, Господи, помни меня». Если в нашей культуре песня состоит из более длинных строф, произносимых достаточно быстро, негритянский гимн можно медленно проговаривать: «Господи, я хочу быть христианином в сердце». Медлительность негритянской проповеди, а также повторы, являются естественной копией негритянской речи и песнопений, для которых характерны небольшое количество слов и плавность их произнесения».

Итак, при подготовке Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница проповеди мы должны терпеливо ждать, пока основная мысль не откроется сама. Мы должны быть готовы молиться и размышлять, глубоко проникая в текст и даже за него, до тех пор, пока не оставим претензий быть его хозяином и манипулятором, и, наоборот, не станем его смиренным и покорным слугой. Тогда не возникнет опасности недобросовестного искажения текста, а наоборот, Слово Божье будет властвовать над нашим умом, зажжет огонь в наших сердцах, будет руководить ходом нашего толкования и, наконец, произведет незабываемое впечатление на прихожан.

ОРГАНИЗАЦИЯ МАТЕРИАЛА

До сих пор, готовясь к проповеди. мы выписывали из выбранного текста множество разнообразных мыслей, спонтанно возникавших в ходе его Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница анализа, и затем выделяли основную мысль. Теперь же нам надо систематизировать материал, причем таким образом, чтобы его структура максимально соответствовала идее проповеди. Цель данного периода подготовки состоит не в том, чтобы создать некий литературный шедевр (кстати, Чарлз Смит писал, что «изящные проповеди - одна из самых опасных уловок дьявола»1): речь, скорее идет о том. чтобы обеспечить основной идее максимальную силу воздействия. Сразу отметим, что этот процесс имеет положительные и отрицательные стороны.

Отрицательная заключается в том, что мы вынуждены безжалостно отбрасывать все несущественное, хотя сделать это гораздо труднее, чем сказать. Пока размышлять над текстом, много славных мыслей и блестящих идей приходит в Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница голову, и, конечно же, их старательно записываешь. Возникает искушение не упустить ни одной и все так или иначе включить в проповедь. Противьтесь искушению! Посторонний материал ослабит воздействие проповеди. Он пригодится в другое время и надо суметь придержать его до тех пор.

Положительная сторона компоновки проявляется в необходимости подчинить материал основной теме, причем таким образом, чтобы лучше ее обозначить и усилить ее звучание. Для этого необходимо особое внимание на структуру, лексический строй и иллюстрированный материал проповеди. Скажем несколько слов о каждом их этих моментов.

Итак, структура. Большинство считает, что упорядоченное расположение материала необходимо. Никто не станет спорить Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница, что наша культура прежде всего рассчитана на зрительное восприятие и что эта тенденция усугубляется. Большинство жителей развитых стран в большей степени склонно воспринимать бесконечный наплыв образов, рвущихся с телеэкранов, нежели на слух прослеживать логику развития той или иной мысли. В результате, как считает Дэвид Джиллет, все более возрастает роль того метода обучения, который называется методом «кляксы». Он «предполагает рассмотрение какой-то проблемы с разных точек зрения с целью большей конкретизации образа, формирующегося в сознании».

Однако независимо от того, предполагает ли наш подход наглядно-образное или отвлеченно-логическое решение проблемы, нам необходимо определенным способом упорядочить наши мысли, если мы хотим, чтобы их Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница поняли. Ссылаясь на картину первобытного хаоса, описанного во 2-ом стихе 1-й главы Книги Бытия, У. Сэнгстер допускал, что «проповедь может быть бесформенной, но, благодатию Божией, вовсе не пустой». Однако, добавлял он, это «из области чудес». «В действительности никакая проповедь не будет сильной, если эта сила не проявляется и в ее структуре». Кости без плоти - всего лишь скелет, однако плоть буз костей - рыхлая масса. Сами по себе они хорошей проповеди не сделают.

Разрабатывая структуру проповеди, мы сталкиваемся с двумя основными опасностями. Первая - это когда торчат кости, торчат, как ребра у тощего человека. Они постоянно лезут в глаза, мы не можем Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница из не видеть. То же самое происходит и тогда, когда план проповеди слишком заметен. Обращая внимание на форму, мы рассеянно воспринимаем содержание, Это происходит тогда, когда внешнее оформление проповеди слишком схематично (например, некоторые проповедники выдумывают двойную или даже тройную альтерацию для обозначения разделов проповеди - и в этом их основная ошибка) или, напротив, слишком запутанно (Симьен пишет о Ричарде Бакстере, что однажды тот перешел к «шестьдесят пятому» разделу, как будто кто-то мог вспомнить предыдущие шестьдесят четыре»). План, привлекающий внимание своим построением, только мешает, Его изобретатели забывают о том, что задача скелета - поддерживать тело, самому оставаясь незаметным.

Вторая опасность Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница, подстерегающая нас при построении проповеди, - это ее искусственность. Некоторые проповедники выдумывают такой план, который вовсе не подходит к тексту, не проясняет его, а, напротив, мутит чистые воды истины и запутывает слушателей. Золотое правило состоит в том, чтобы позволить тексту самому определить его композицию. Искусный толкователь дает тексту возможность свободно раскрыться перед нашими глазами подобно ому, как роза расцветает под лучами утреннего солнца, являя свою доселе скрытую красоту. Александр Макларен, баптистский проповедник XIX в., совершавший свое служение в Манчестере, был одним из немногих, кто сполна владел этим искусством. Вильям Робертсон Николл пишет, что у него был «быстрый и ясный ум» и «необыкновенный Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница дар анализирования текста». «Он прикасался к нему серебрянным молотком, и текст тотчас органично распадался на цельные и легко запоминающиеся части». Этой метафорой пользовался и Сперджен. Однажды он рассказывал студентам о трудностях, возникавших при анализе некоторых текстов. «Ты пытаешься расчленить их, - говорил он, - изо всех сил ударяешь по ним своим молотом, но твой труд напрасен». «Наконец ты находишь такой текст, который при первом ударе, сверкая, распадается на части, и ты видишь, какой редкой красотой вспыхивают сокрытые в нем драгоценности». Все проповедники переживали этот опыт по крайней мере иногда. Нам же надо молить Господа, чтобы сегодня Он дал нам побольше этих Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница серебряных молоточков.

Рассуждая о структуре проповеди, мы неизбежно подходим к вопросу о ее классическом трехчастном делении, что, в свою очередь, вызывает саркастическую улыбку. Трехчастное деление - отнюдь не современное открытие, за ним стоит долгая история. Чарльз Смит подробно анализирует жесткую средневековую «схему проповеди», согласно которой текст непременно делился на три части (особенно в Англии), по возможности обозначаясь «тремя значимыми словами». Однако возводить трехчастное деление в неизменный принцип - значит надевать на себя смирительную рубашку. Это было бы насилием по отношению ко многим текстам, которые представляют собой неделимое единство или ограничено делятся на две, четыре или пять частей. И тем не Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница менее, с удивлением замечаешь, что довольно часто естественным делением является именно трехчастное. Нередко я был склонен объяснять это тем, что христиане, почитая Св. Троицу и являясь тринитариями, легко улавливают любой намек на Отца, Сына и Святого Духа или на Бога, Который над нами, для нас и в нас. Поэтому мне было интересно узнать, что такую мысль высказывал и Робер де Безеворн, который в 1322 г. опубликовал свой трактат о структуре проповеди, вышедший под названием «Forma Praedicandi». «Это правило, вероятно, было обусловлено желанием оказать почтение Троице», - пишет он.

Существует множество способов построения проповеди. Сэнгстер различал пять основных подходов, которые он называл Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница «изложением», «обоснованием», «шлифовкой», «классификацией» и «построением аналогии». Хэлфорд Лаккок был более обстоятелен и насчитал десять типов построения. Кроме того, он дал им образные наименования, например, «ступенчатая проповедь» (которая «как по ступеням лестницы, возводит от одной мысли к другой»), «бриллиантовая проповедь» (когда «к одной мысли подходишь с разных сторон, уподобляя ее бриллианту, который, вращаясь в твоей руке, сверкает всеми своими гранями») или «проповедь-ракета» (названная так «не потому, что она взлетает с грохотом и шипением, ошеломляя собравшихся», а потому, что «она начинается на земле, взлетает ввысь, затем распадается на части и возвращается на землю...»). Различные тексты и темы требуют разных Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница подходов. Мы должны приветствовать разнообразие и освобождаться от стереотипов.

А теперь от структуры проповеди я перехожу к ее лексическому строю. Даже проповедуя один раз в неделю, за сорок лет вы произнесете около девяти миллионов слов. Слова весьма существенны: чтобы ясно выразить свои мысли, мы должны облечь их в слова. Невозможно дать точное сообщение, не подобрав соответствующих слов. Вспомните, сколько труда и времени мы тратим для того, чтобы послать простую телеграмму. Количество слов строго ограничено, и мы перечитываем текст снова и снова, здесь что-то изменяя, там добавляя или вычеркивая, - и так до тех пор, пока не убедимся, что нас Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница не просто поймут, но поймут правильно. То же самое касается проповеди. «Старался Екклесиаст приискивать изящные изречения, и слова истины написаны им верно», - говорится в Книге Проповедника (Ек. 12:10). Далее сказано, что «слова мудрых» (особенно если в них едино присутствуют благодать и истина) «как иглы» тревожат совесть и пробуждают разум и «как вбитые гвозди» застревают в памяти и с трудом забываются (Ек. 12:11). Поэтому над выбором слов стоит хорошо подумать, а выбрав, - записать. Это делается вовсе не для того, чтобы читать проповедь по бумажке или заучивать ее наизусть и затем декламировать: записей требует сама логика мысли («записи рождают точный ум», - сказал Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница Бэкон). Кроме того, если в процессе подготовки к проповеди мы хоть в каких-то ее частях сознательно подбирали наиболее подходящие слова, они удивительно легко и быстро воскреснут в нашей памяти, если перед нами будут лежать хотя бы краткие заметки. Итак, какие же слова наиболее предпочтительны?

Во-первых, они должны быть самыми простыми и ясными. Перефразируя известные слова апостола Павла, можно сказать: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а простоты не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий» (см. 1Кор. 13:1). Конечно, иногда, отыскивая подходящее слово, мы можем прийти к чему-то необычному, но в любом случае нельзя впадать Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница в словоблудие. К сожалению, это частая беседа профессионалов. До сих пор существует политики. напоминающие Гладстона, каким его описал Дизраэли в 1878 г.: «изощренный оратор, опьяненный преизбытком собственного красноречия». Похоже, что и законоведы любят составлять документы, которые может понять только человек юридически грамотный. Врачи тоже иногда грешат употреблением совершенно неоправданного жаргона. Доктор К. Д. Бардхэм, практикующий в Ротереме (Южный Йоркшир), приводит следующий пример, взятый из доклада службы социального обеспечения: «У этой пожилой гериатрической (!) женщины много взаимосопряженных проблем. ограничивающих возможности моциона. Отсутствие вербальной коммуникации усугубляет ее отчуждение от реальности и усиливает изоляционизм. В настоящий момент она не способна реагировать на события. Психогериатрический аспект в Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница контексте концептуального расстройства при наличии паранойи также представляет собой один из параметров общего масштаба ее проблем».

Доктор Бардхэм далее предлагает свой перевод, который выглядит следующим образом: «Женщина восьмидесяти трех лет, больна артритом, не может передвигаться и потому чувствует одиночество, смятение и страх». Бардхэм поясняет, что его письмо в газету было вызвано статьей Кристофера Рида, в которой автор пишет о распространении «психологического пустословия» среди средних американцев. Это явление представляет собой жаргон, в котором подлинное понимание психологического состояния человека подменяется броскими и пустыми фразами.

Однако для того, чтобы привести пример злоупотребления языком, англичанину совсем не надо обращать взор по Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница ту сторону океана. Таких примеров хватает и дома, причем не только в сфере государственной службы. Лучше всех это описал Эрнст Говерс, автор широко известной книги «Простые слова». Согласно автору цель книги состоит в том, чтобы «помочь государственным служащим правильно использовать письменный английский как орудие их профессии», однако все сказанное вполне подходит к устному английскому. Автор утверждает, что никакого стиля вне определенного словоупотребления не существует и в доказательство ссылается на Мэтью Арнолда и Дина Свифта. «Имей что сказать и говори это как можно яснее - вот в чем секрет стиля», - утверждает М. Арнолд. «Нужные слова в нужном месте - вот подлинное определение стиля Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница», - вторит ему Д. Свифт. В своей книге Говерс призывает нас тщательно отбирать слова, избегая излишеств и используя только хорошо известные и точные выражения. Основная наша погрешность в том, что мы усложняем речь. «Вместо того, чтобы говорить просто, прямо и кратко, мы высокопарны, многословны и неконкретны», - пишет автор. Это явление он называет словом «гоблдайгук», характеризуя им «цветистую канцелярщину» (неологизм, по-видимому, вышел из-под пера Мори Мэврика, употребившего его в майском номере «Нью-Йорк Таймс Мэгэзин» за 1944 г.).

К несчастью, этой болезнью поражена и Церковь. В свое время покойный Кеннет Грабб привел изречение Гордона Раппа о том, что экуменическое движение Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница стало «первым убийцей королевского английского», и, кроме того, привел несколько примеров, свидетельствующих о чрезмерном пристрастии церковных иерархом к замене англо-саксонских слов латинскими выражениями. Приведем один из них. «Собрание превращается в консилиум, - пишет автор, - разговор в консультацию, сторона в аспект, показ в демонстрацию. Эти люди презирают переходные глаголы и активный залог. Они презирают конкретный смысл существительных, и расплывчатые прилагательные занимают у них место точных эпитетов. Ничто не происходит просто потому, что «ветер подул с запада»: непременно будет сказано, что причина крылась в «циркуляции воздуха западного полушария». Таким образом благовестие испаряется, уступая место плохому языку...»2

Однако несмотря на эти примеры проповедники Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница должны стремиться к простоте и ясности, что предполагает не только употребление простых слов. но и кратких предложений с немногими придаточными или вообще без них. Мы делаем это тогда, когда нашу речь переводят на другой язык, однако полезно так делать всегда. «Проповедуйте так, как будто у вас астма», - сказал однажды епископ Дж. Рэйл.

Однако слова проповедника должны быть не только простыми, но и яркими, пробуждающими образы в сознании слушателей. Об этом я более подробно скажу, когда перейду к обсуждению иллюстративного материала проповеди. Пока же надо признать, что иллюстрацией могут быть не только библейские истории: даже отдельные слова и Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница выражения, будучи риторическими фигурами, могут образно охарактеризовать то, что мы пытаемся сказать. «Разница между удачным и почти удачным словом равнозначна разнице между молнией и светляком», - писал Марк Твен.

Однако, употребляя метафоры, мы рискуем нагромоздить их одну на другую и тем самым запутать наших слушателей. Стивен Лекок дает прекрасный пример, служащий предостережением всем проповедникам. Он высмеивает преподобного Руперта Дрона, благочинного Марипозы (север Торонто). «Не думаю, - пишет он, - чтобы кто-то много беспокоился о своих обязанностях перед церковью. Однако благочинный Дрон своей богатой образами речью показывает, что достаточно немного времени - и этот долг будет погашен; надо всего лишь сделать небольшое усилие, слегка препоясать Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница чресла прихожанам, и они, взвалив этот долг на себя, растопчут его ногами. Надо всего лишь помочь им взяться за плуг, и они быстро погрузят его в глубокие воды. А затем они свернут свои паруса и каждый усядется под своей оливой»3.

Будучи простыми и образными, наши слова должны быть и честными. Надо остерегаться преувеличений и употребления превосходных степеней. Слишком свободное использование таких слов обесценивает их. Сам Иисус недвусмысленно призывал нас говорить однозначно («Да будет слово ваше: «да, да», «нет, нет»), не многословя в своих утверждениях (Иак. 5:12; см. также Матф. 5:33-37).

Одним из современных авторов, занимающихся этой проблемой, является Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница К. С. Льюис. Он считает, что «вербидицы» уничтожают слова по-разному, однако самый распространенный способ - напыщенность (когда вместо «очень» говорят «ужасно», вместо «большой» - «потрясающий», хотя имеют в виде именно первое, а не второе)4.

Дата добавления: 2015-08-28; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentapfdyuj.html
documentapfeger.html
documentapfenoz.html
documentapfeuzh.html
documentapffcjp.html
Документ Я верю в силу благовестия. Искусство духовного красноречия 15 страница